Новости

Теория здравомыслия

Как мыслить и действовать адекватно ситуации, избавиться от инфантилизма и не наступать на одни и те же «грабли»? Эта статья может стать отправной точкой для получения навыков усвоения материала почти любой сложности.

Общая семантика включает в себя метод, помогающий достигать надлежащих оценочных реакций, что способствует психическому здоровью. Ее основы заложил А. Коржибски и определил ее как общую теорию оценки фактов, отношений ощущений и т.д. с точки зрения того, как действительно происходят оценочные реакции.

Аристотель уникален тем, что его последователи поклонялись не только его лучшим качествам, но также и его недостаткам, чего он никогда не делал в отношении кого-либо, живого или мертвого; за что и был не раз он порицаем – за непоклонение. Огастес де Морган — «наука и здравомыслие» А. Коржибски.

В 1933 году польский математик по имени Альфред Коржибски издал книгу «наука и здравомыслие», а в 1938 году основал институт общей семантики в США. В основе его концепции лежит утверждение о том, что любое человеческое познание ограничивается структурой нервной системы и структурой языка. Это значит, что человек априори не может знать всё обо всём. Коржибски проанализировал структуру языков индоевропейской группы математическими методами и выявил фундаментальные основы логики языка, которым люди пользуются изо дня в день, скрытые в неопределяемых и многопорядковых терминах (принимающие значение только при наличии контекста). Через них показана метафизика лежащая в основе используемого нами языка, его несовершенство, некоторое несоответствие действительности (например, может использоваться одно слово для нескольких сущностей одновременно, что может способствовать неверной оценке и неэффективному поведению (об этом позже)). Для преодоления этого барьера Коржибски ввел в ОС (общая семантика) в обиход не-элементалистский (позже станет понятно что это значит) термин семантической реакции — психологическая реакция индивидуума на слова, язык и другие символы и события в связи с их смыслом, и психологические реакции, которые становятся смыслами и конфигурациями отношений в тот момент, когда индивидуум начинает анализировать их, или кто-то другой делает это за него. Так же разработал простое и наглядное средство для обучения новым, более адекватным семантическим реакциям — структурный дифференциал. Данный подход предлагаю начать с изложения о понятии механизма времясвязывания.

Механизм времясвязывания

Этот механизм предполагает, что мы (люди) стоим на плечах друг друга в том смысле, что каждое поколение людей продолжает развиваться с того места на котором закончило предыдущее, т.е. обладает время-связующим элементом с помощью устной и письменной формы передачи информации. Для этого человечество использует язык, основанный на аристотелевой логике, включающая в себя двух-трёх значное ориентирование, которая была дополнена законом исключенного третьего: «А» или «не А» (где «А» — некое утверждение) — одно из этих значений является истинным; а также «язык науки» с помощью которого можно описывать и анализировать научные данные. К сожалению в повседневной жизни используется первый, без существенных изменений, не одну тысячу лет. На протяжении этого времени наука развивалась и среда обитания людей искусственным путем изменилась до такой степени, что структура используемого языка перестала соответствовать человеческой среде и стала порождать множество проблем, и связанные с ними человеческие страдания.

Здесь как раз кое-что добавлю о свойствах языка:

На первый взгляд все хорошо, классическая логика понятна. Может показаться, что этого достаточно; как показывают проблемы, с которыми люди сталкиваются в оценке событий из которых происходят различные ситуации, что этого маловато будет в 21 веке. Т.е. язык основанный на такой логике неадекватен положению вещей в реальности, такой, какую для себя открыла человеческая цивилизация на сегодняшний день. Например, в квантовой физике логика «А» или «не А» уже не работает; а если конкретнее, в суперпозиции альтернативных (взаимоисключающих) состояний. На мой взгляд проблема популяризации науки в народных массах тоже исходит из языка основанного на аристотелевой логике, потому что она апеллирует к широким массам не обладающие определенными инструментами мышления для анализа научных данных; поэтому из-за сложных научных терминов и использования определенных образов символов, например математики, в попытке донести научную информацию до широких масс людей простым языком, построенным на примитивной аристотелевой логике, в конечном счете ее смысл (научной информации) может быть искажен, либо понят неоднозначно. Таким образом появляется резон переводить с «языка науки» на обычный язык с большими допущениями и возможными потерями в смысловой нагрузке.

Цивилизации не обладающие свойством времясвязывания не смогли продвинуться дальше примитивного образа жизни и открыть более продвинутые технологии; обычно это те, которые по каким-то причинам не изобрели письменность, а в устной форме передачи информации встроены сильные ограничения. Становится очевидно, что язык и его письменная форма передачи информации является основным времясвязующим элементом, позволяющий человечеству развиваться на протяжении многих веков.

Процесс абстрагирования

Абстрагирование означает ‘отбор,’выбор’, ‘отделение’, ‘обобщение’, ‘вычет’, ‘удаление’, ‘опущение’, ‘разделение’, ‘отнимание’, ‘лишение’, и [когда используется] как прилагательное – не ‘конкретный’… На неврологическом уровне, абстрагирование — это то, что делает нервная система. Структурно структурный дифференциал (изображен ниже) схож с работой нервной системы.

Центральной идеей метода обучения адекватным семантическим реакциям является исключение отождествлений в оценке, с помощью исключения из языкового употребления отождествляющего «есть». (Речь идет не просто о слове «есть», а о лежащем в нем значении, а также других словах, где в неявном виде оно присутствует (‘являться’, знак тире, использующийся как определение и т.д.). Однако, т.к. и без них не обойтись, поэтому автор метода ввел некоторые приемы для осторожного использования этих слов: обозначать их в письме апострофами). Также метод исключает элементализм, который тоже составляет основу А-системы (аристотелевой). Элементализм в прежней А-системе позволяет вербально разделить то, что в реальности неразделимо: тело и ум, пространство и время, действие и последствие и т.д.; элементализм склоняет людей подразумевать, что ранее перечисленное может существовать как отдельные друг от друга сущности и вербально создавать изолированные элементы из динамических взаимосвязанных процессов, обнаруженных в мире, которые включают нас самих. Все это может вводить в заблуждение и порождать неадекватные оценочные реакции. Т.е. лингвистическое влияние очень сильно.

Когда примитивные предки создавали язык, то они естественным образом начали с низших порядков абстракции, которые непосредственно связаны с ощущениями и внешним миром. Это был «язык ощущений». Они отождествляли все свои ощущения с внешним миром, и персонифицировали большинство внешних событий. Эта примитивная склонность привела к построению языка, в котором отождествляющее «есть» является фундаментальным.

Структурный дифференциал

Структурный дифференциал воплощает в себе метод обучения более адекватным семантическим реакциям, избавления от отождествлений. В следствии обучения по структурному дифференциалу приходит понимание, что одинаковых ситуаций быть не может, что всегда мы имеем дело с индивидуальными объектами, каждый из которых уникален независимо от названия, а объективный уровень несловесен.

В верхней части структурного дифференциала расположена парабола, символизирующая уровень события (процесса). Как видно, верхняя часть параболы изображена с обломленным концом, что указывает на ее бесконечность. Это значит, что мы не можем знать ‘все’ о событии и напоминает о том, что это постоянно меняющийся динамический процесс. Кружочками обозначены характеристики события, их количество бесконечно велико. Свисающие нити от уровня события к уровню объекта символизируют характеристики, которые были учтены при абстрагировании; свободно свисающие нити указывают на характеристики события, которые были упущены при абстрагировании (‘все’ обо всем знать невозможно!). Уровень объекта (его еще называют немым уровнем) на параболе символизирует объективный уровень, т.е. это то что абстрагирует нервная система из события. На объективном уровне можно увидеть, потрогать, почувствовать и т.д. После уровня объекта изображен прямоугольник символизирующий ярлык — вербальный уровень — ярлыком может быть название чего-либо, чье-то имя и т.д. Ярлык используется для идентификации объекта по его имени, названию. Как видно, на параболе, по свободно свисающим нитям, на уровне ярлыка упущено еще больше характеристик. => по ярлыку можно определить еще меньшее количество характеристик, которыми обладает объект. На следующем уровне абстракции находится уровень описания. На этом уровне мы можем высказать какое-нибудь мнение об объекте. На следующем уровне можем составить заключение из предыдущего уровня абстракции — описания. Далее можно высказать заключении о заключении и т.д. до бесконечности.

Итак, на структурном дифференциале изображены уровни/порядки абстракций: уровень события (процесса), ярлык, описание, заключение об описании, заключение о заключении и т.д.

Во время дискуссии очень важно осознавать на каком словесном уровне вы и собеседник находитесь, чтобы избежать спорных ситуаций, которые могут приводить к конфликтам. Коржибски назвал это осознанностью абстрагирования, она является целью обучения по структурному дифференциалу. Осознанность абстрагирования способствует различению между реальным объектом, его описанием, заключением о нем, обобщением и т.д. Поэтому в народной мудрости «не суди всех по себе…» что-то есть…

Есть любопытный пример процесса абстрагирования с точки зрения нервной системы: предположим, перед нами обычный вентилятор, имеющий три лопасти. После того как мы его включим, его лопасти раскрутятся и вместо отдельных лопастей мы будем наблюдать сплошной диск. Хотя это по-прежнему все те же лопасти, но двигающиеся со скоростью достаточной для того, чтобы наша нервная система перестала фиксировать их вращение по отдельности. Говоря простыми словами, лопасти вращаются со слишком большой скоростью, чтобы мы могли увидеть вращение каждой лопасти по отдельности, вместо этого мы видим диск. Подобно лопастям вентилятора, предметы, включая нас самих видятся нам «сплошными дисками», хотя на субмикроскопическом уровне или уровне события (процесса), вместо лопастей вентилятора, происходит хаотические движения элементарных частиц на запредельных для нашего восприятия скоростях.

Осознанность абстрагирования

Ощущение «противоречивости» – это уже зарождающаяся осознанность. . . . А.Н. Уайтхед

Коржибски утверждал, что для того чтобы быть максимально полезным, язык должен быть подобен по структуре тем событиям, для описания которых он предназначен. Язык «абстракций различных порядков», которые предоставляет структурный дифференциал, представляется удовлетворительным с точки зрения структуры. Это не-элементалистский язык, поскольку он не вводит различия между «чувствами» и «разумом» . Это функциональный язык, поскольку подразумевается, что он описывает то, что происходит в нервной системе, когда она реагирует на стимулы. По физико-химической, структурной, коллоидальной необходимости организм работает как целое. Будучи относительно целостным, он принимает любой дополнительный структурный фактор как реактивный и функциональный, который влияет на работу всего целого («наука и здравомыслие» А. Коржибски). Это означает, что добавление или утрата чего-либо из организма, будет иметь влияние на организм как целое. Например, если человек лишится какой-нибудь части мозга, части нервной системы или конечности… это окажет влияние на организм в целом; поэтому говорить об этом в терминах «+/-» к функции организма неправильно, т.к. на деле это не так.

Осознанность абстрагирования автоматически исключает отождествление или «перепутывание порядков абстракций» – оба эти явления могут проявляться в виде замешательства на всех уровнях. При естественном порядке абстрагирования, человек ориентируется в первую очередь на события, затем – на ‘восприятия’, затем – на описания, заключения, и т.д. Невербальные уровни имеют первостепенное значение. Вербальные уровни идут вторыми по важности и, в конечном счёте, должны направлять нас назад, к невербальным абстракциям низкого порядка, на наблюдения на немом уровне.

Приведу пример отождествления: когда человек реагирует на вербальном уровне как на объективном: при описании лимона у вас может начаться вырабатываться слюна; в ходе различных словесных перепалок человек склонен реагировать на слова, будто они физически способны оказать на него влияние и т.д.

Примером спутывания порядков абстракций: человек ошибочно принимает описание за заключение или наоборот; ярлык за описание. Следствием этого становится неправильная оценка объекта, ситуации и т.д.

Если мы не осознаем абстрагирование, то мы не можем избежать отождествления или перепутывания объекта с его конечным числом характеристик, с событием, с его бесконечным числом других характеристик. Замешательство между этими уровнями может ввести нас в ситуации, заканчивающиеся неприятными шоками. Приобретая осознанность абстрагирования и помня о том, что объект не является событием, и что мы абстрагировали характеристики, которые меньше числом и отличаются от тех, что есть у события, мы можем ожидать множество непредвиденных происшествий. Вследствие чего, когда это неожиданное происходит, мы остаемся в безопасности от болезненных и вредных шоков («наука и здравомыслие» А. Коржибски).

Короче говоря осознанность абстрагирования, это когда человек помнит об опущенных характеристиках объекта при каждом абстрагировании на определенный уровень. На объективном уровне объект можно оценить с помощью визуального контакта, понюхать, потрогать, лизнуть на вкус и т.д. На вербальном уровне это сделать невозможно, поэтому некоторые характеристики опускаются; когда мы высказываем мнение об объекте, то характеристик еще больше опущено, при составлении заключения о нем — еще больше характеристик опускается. А теперь подумайте, на каком уровне абстракции находятся термины экономика, политика? Это обобщающие термины, сколько всего объектов, ярлыков, описаний, заключений, заключений о заключениях… они могут в себя включать? Сможете однозначно о них рассуждать с другими людьми?

Можно еще привести пример трудностей, которые становятся невозможными с осознанностью абстрагирования: когда двое и более людей спорят о политике 🙂 В ходе спора они могут разражаться речами бесконечно. Обычно, это еще называют разговором ни о чем. Проблема заключается в том, что участвующие в дискуссии могут не осознавать, что слово политика — довольно высокий уровень абстракции и включает множество аспектов различных сфер деятельности; кроме того у людей могут быть даже разные представления о политике. Такие дискуссии обречены на провал до тех пор пока не будет конкретизировано о каком именно аспекте политики идет речь. Т.к. не существует на объективном уровне такой сущности как политика, то можно спускаться по уровням абстракции вниз от этого обобщенного понятия, до тех пор, пока не появится возможность предъявить факты свидетельствующие о предмете дискуссии. И тогда хотя бы будет понятно о чем речь.

Обучение

Это проклятое односложное слово «все» принесло математикам больше проблем, чем все остальные слова в словаре. Э.Т. Белл

Коржибски писал о том, что можно обучиться всему чему только заблагорассудится, если вам открыта структура предмета изучения. Структура, соответственно, становится единственным возможным содержанием знания, и все научные технические тонкости, как бы тяжелы и трудоемки они не были, становятся просто необходимыми инструментами для поиска структуры, и инструменты эти сами по себе не обладают никакой особой ценностью и не являются необходимыми для «знания», как только для конкретного случая обнаруживается структура («наука и здравомыслие» А. Коржибски). Структура языка просматривается в многопорядковых терминах: «да», «нет», «истинный», «ложный», «функция», «свойство», «отношение», «число», «различие», «название», «определение», «абстракция», «утверждение», «факт», «реальность», «структура», «характеристика», «проблема», «знать», «думать», «говорить», «ненавидеть», «любить», «сомневаться», «причина», «следствие», «значение», «оценка» и многие другие. Это термины, которые принимают определенное значение только при наличии контекста; они неоднозначны или ∞-значны. Сами по себе эти слова бесполезны, но они составляют структуру языка. Точно так же и в математике и многом другом. Структура знания, она как скелет на котором все держится и без него лишь просто набор символов. Например, в математике вам необязательно знать наизусть всю таблицу Брадиса, достаточно лишь знать как ее применить, как бы знать на что «повесить» эти значения, чтобы получить ожидаемый результат.

Заключение

Общая семантика, на сегодняшний день, является самым простым, а возможно и самым эффективным средством достижения правильных семантических реакций и психического здоровья в целом. Структурный дифференциал разработанный А. Коржибски является простым инструментом тренировки семантических реакций, достаточно простым для того чтобы его можно было использовать для обучения детей. Поскольку у детей нет привычек укрепившиеся за десятилетия, поэтому их легче обучать по методу, который нам предоставляет ОС. И становится ясно, что при этом взрослым для этого придется затрачивать больше усилий, однако эффективность обучения будет зависеть в каждом конкретном случае от индивидуума.

В прежней «умственной» терапии мы пытались вывести бессознательный, скрытый материал в область осознанности, однако при этом каждый психиатр работал своим частным методом, в соответствии с какой-то отдельной теорией. Подобная процедура, очевидно, недостаточно обща для простого профилактического обучения в широких масштабах. Данная же система предлагает такое общее и эффективное семантическое психофизиологическое средство. Становясь осознающими абстрагирование, мы предотвращаем животноподобную бессознательность абстрагирования, и тем самым предотвращаем блокировку развития или регрессию («наука и здравомыслие» А.Коржибски).

«Интеллектуальное» и эмоциональное развитие может остановиться на некотором уровне. В таких случаях идет речь об идиотизме, слабоумии и дебилизме на «умственных» уровнях и о моральном слабоумии, инфантилизме, нарциссизме и, в общем, об «умственных» заболеваниях на «эмоциональных» уровнях. Исследования показали, что с помощью ОС можно достигать впечатляющих результатов, даже в случаях, где традиционный психоанализ оказывает временный эффект, либо помогает лишь отчасти. Неоднократно были зафиксированы случаи полного психического или умственного восстановления состояния пациентов, в том числе в случаях, где традиционных психоанализ был бессилен. Во всех выше перечисленных случаях данный подход можно практиковать для достижения терапевтического эффекта или в качестве профилактики. Но в любом случае среднестатистическому человеку незнакомого с ОС будет полезно изучение предлагаемых методов, т.к. они универсальны и применимы ко всем сферам жизни.

«Наука о человеке» должна следовать за наукой в плане структуры и метода. Психическое здоровье возможно только при условии принятия современной «научной метафизики» в том виде, как она дается наукой в данный момент. Переход от инфантильной «цивилизации» ко взрослой цивилизации с более полной человеческой жизнью и счастьем придет вместе с развитием научной цивилизации, обладающей научными стандартами оценки («наука и здравомыслие» А.Коржибски).

Данная статья не претендует на полноту информации и была написана в ознакомительных целях. Для изучения общей семантики используйте соответствующую литературу. При написании были использованы материалы из книги «наука и здравомыслие» А.Коржибски. Также по этой теме рекомендую книгу, в которой более простым языком разобраны основные принципы общей семантики — «верните себе здравомыслие» Съюзан и Брюса Кодиш.

Добавить комментарий

Кнопка «Наверх»